Обращение – сказка к Президенту от учащихся

С чего все началось
или при чем здесь древние греки,
чижик и унтер-офицерская жена?

 

I.

Жила-была Гимназия, нельзя сказать, чтобы горя не знала, как и все по земле ходила, однако детей учила и о светлом будущем мечтала, в котором не будет Homo homini lupus est. Ничто не предвещало беды, когда Гимназия обнаружила, что излишне переплатила Дворцу конгрессов на тот момент еще точно неизвестную, но немалую сумму по договору эксплуатационного обслуживания.

В расчете на возврат средств все радостно стали строить планы модернизации образовательного процесса для целей внедрения инновационных технологий.

Отправили Дворцу конгрессов письмо с просьбой вернуть излишне уплаченные средства или зачесть в счет будущих платежей. Если сказать, что реакция была странная, значит, не сказать ничего. Письмо явно не понравилось. Но ведь договор есть договор, из него ясно следует, что Гимназия оплачивала несуществующую площадь помещений. А договор дороже денег, надо возвращать.

Раз обнаружились такие непонятно-странные дела, Гимназия решила попросить у Дворца конгрессов тарифы, подтверждающие расходы все по тем же договорам. Почему раньше не просили подтверждения? – Во-первых, потому что расходы изменились впервые, а во-вторых, и это главное, доверие к самому Управлению делами Президента РФ было так велико, что и думать не смели сомневаться в законности. Были уверены, что уж здесь-то Закон должен быть незыблем.

Тонкость отношений по этим договорам состоит в том, что они не существуют отдельно от договоров аренды и являются договорами возмещения расходов. Законопослушным арендаторам и арендодателям нашей страны хорошо известно, что расходы с точки зрения налогового кодекса и бухгалтерского учета требуют документального подтверждения и экономического обоснования ( иначе как узнать, что это расходы?) в отличие от арендной платы, которая является доходом арендодателя. Да и арендная плата для федерального недвижимого имущества не устанавливается произвольно по желанию чиновника, слава Богу, а регулируется отчетом об оценке, чтобы самоуправства меньше было.

Однако вернемся к тарифам. Как оказалось, их нет, вернее они есть, ведь нормативные затраты на содержание имущества установлены Управлением делами Президента РФ, просто их нет именно для нас. Как же в таком случае оплачивать расходы, если совершенно неизвестны затраты?!

Сам Дворец объяснил все просто, что их расходы и не расходы вовсе, а доходы, поэтому подтверждаться не должны. В принципе, что и требовалось доказать.

Стало ясно, что под прикрытием договоров возмещения расходов, Гимназия вынуждена оплачивать скрытую, вторую арендную плату. Вот это да! Вот оказывается почему не было тарифов! Мы еще не разобрались с возвратом излишне уплаченных средств, а тут новая тема о неподтвержденных расходах.

Как видите, наша история началась с тех же вопросов, на которые пытались когда-то найти ответы древние греки – Откуда все произошло? Из чего все состоит?

Не углубляясь в философию поставленных древними вопросов, скажем так, что отсутствие тарифов как элементарных частиц любого вещества обнаружило, что вещества то и вовсе нет, как нет гражданских правоотношений, установленных договорами.

Что же осталось? – Ничего, кроме административных распоряжений, не терпящих возражений. Наше стремление следовать закону, и действовать в рамках гражданских правоотношений вызвало цепную реакцию распада «вещества» всех остальных договоров, обеспечивающих жизнедеятельность учащихся.

Из законов физического мира мы знаем, что распад элементарных частиц сопровождается выбросов огромной, разрушительной силы энергии. Представьте себе всю мощь высвободившейся из рамок гражданских правоотношений административно-властной энергии, которая обрушилась на Гимназию после ее попыток вернуть деньги и попросить подтверждение расходов.

 II.

 А далее сказку про Гимназию продолжаем вместе с Александром Сергеевичем Пушкиным, Александром Сергеевичем Грибоедовым, Михаилом Евграфовичем Салтыковым-Щедриным и Николаем Васильевичем Гоголем, только с поправкой на 21 век.

Злодейства крупные и серьезные нередко именуются блестящими и в качестве таковых заносятся на скрижали Истории. Злодейства же малые и шуточные именуются срамными и не только Историю в заблуждения вводят, но и от современников не получают похвалы.

Топтыгин 1-й в сказке «Медведь на воеводстве» М. Е. Салтыкова-Щедрина совершил «срамное злодейство», съев по глупому делу чижика, и попал на стрижали Истории… с чижиком, осмеянный общественным мнением.

В отличие от Топтыгина отдельные должностные лица Дворца решили чижика съесть намеренно, а чтобы скворцы, вороны, ежи, лягушки и другие лесные жители сего срамного злодейства не обнаружили и не осмеяли (чижик-то все-таки особенный, да и общественное мнение надо учитывать) «обтяпали» дело в арбитражном суде, придав «сему срамному злодейству» «законность», благо административный ресурс позволяет.

Признавая факт излишней переплаты зачетом средств по договору на проживание детей, Дворец одновременно отменяет специальные тарифы, на основании которых дети проживали в гостинице с 2005г. по договору Гимназии с Дворцом и объявляет о введении публичных цен без изменения условий договора за полтора месяца до окончания учебного года. При этом несмотря на твердо выраженное несогласие Гимназии платить по новым ценам без законных на то оснований (т.е. без дополнительного соглашения), Дворец отказывается от подписания дополнительного соглашения о введении новых цен, считая достаточным административное уведомление, после чего информирует о расторжении договора на проживание детей и привлекает арбитражный суд для взыскания необоснованного дохода.

Должностные лица Дворца обратились в арбитражный суд с требованием взыскать с Гимназии «недоимки» по несуществующему договору. Арбитражный суд «сие срамное злодейство» удовлетворил, а как же?! Не может же главное должностное лицо самого Дворца проиграть, тогда ведь всем станет ясно, что свершилось «срамное злодейство»!

А закон, находясь в нужных руках, оказался что дышло, куда его повернули, так и вышло!

Вот тут-то и узнала Гимназия как «кузькину тещу зовут!».

Страшно сказать, у кого – у кого, у самого Дворца сумму, излишне уплаченную, стали требовать назад, ссылаясь при этом на равенство участников гражданских правоотношений.

– Везде «права» завелись. Даже у белки, и у той нынче права! – негодовал, ограниченный пристойным поведением в управлении воеводством, Топтыгин 3-й вместе с Михаилом Евграфовичем Салтыковым-Щедриным, глядя на ростки гражданского общества, зарождавшегося в пореформенной России 19 века.

В правоотношениях этих, видите ли, Гимназия и Дворец конгрессов равны как Заказчик и Исполнитель, Арендатор и Арендодатель, обладая своими правами и обязанностями.

– Дробину тебе в нос – вот какие твои права! – ответил за всех будущих начальников России Топтыгин 3-й, – У них права, а у него вишь обязанности!

Злоключения Гимназии продолжились по одному из двух договоров аренды. Заявив о намерении актуализировать арендную плату, Дворец информирует о том, что расторгнет договор аренды в случае неподписания Гимназией дополнительного соглашения об изменении арендной платы, приложив в качестве основания отчет об оценке к совершенно другому договору аренды и для других целей.

Спросите, почему приложен не тот отчет? – Потому что отчет об оценке, результаты которой будут использованы к договору аренды учебных классов, не актуализирует арендную плату, увеличивая ее в нужное количество раз, а оценка под офисные помещения имеет совершенно другой рынок оценки.

Гимназия, понимая, что чижика намерены съесть любой ценой, соблюла все необходимые для ответа сроки и выразила готовность подписать дополнительное соглашение на законных основаниях при наличии соответствующего отчета.

Однако такая мелочь, как отсутствие законных оснований, не стало препятствием для расторжения Дворцом конгрессов договора аренды с Гимназией, немедленного в 3х-дневный срок выселения (чтобы успеть все «обтяпать» до 1-го сентября!) и обращения в арбитражный суд для придания «законности» сему срамному злодейству.

Закон опять оказался как дышло, куда повернули, так и вышло.

Арбитражный суд «сие срамное злодейство», конечно, «прикрыл». Однако суд не учел, что Лев-то в указанном выше воеводстве не давал своего согласия на съедание чижика.

– Зачем я его съел? – допрашивал сам себя Топтыгин. – Меня Лев, посылаючи сюда, предупреждал: делай знатные дела, от бездельных же стерегись! А я с первого же шага чижей глотать вздумал!

В соответствии с законодательством Дворец конгрессов как подведомственное Управлению делами Президента РФ учреждение управляет федеральным недвижимым имуществом на праве оперативного управления и не имеет права без согласования с Управлением делами Президента РФ производить оценку федерального недвижимого имущества, расторгать договор аренды и обращаться в суд по вопросам, связанным с распоряжением федеральным недвижимым имуществом.

Интересно, что по этому поводу сам Лев думает? Кто Президент в Константиновском дворце?

III.

Закон и так и эдак поворачивали, а чижика съесть все не удавалось. Потому что Закон, как ни поворачивай, ни прихлопывай его, чтоб не высовывался, а он тут – как – тут, живой!

«Прикрывая» «срамные злодейства» должностных лиц самого Дворца по съеданию чижика, суд лишь подтвердил требования Дворца конгрессов в отношении Гимназии о неосновательном обогащении по договорам эксплуатационных услуг (без подтверждения расходов затратами), договору на проживание (без дополнительного соглашения о введении публичных цен).

Как тут ни крути, a dura lex – sed lex не позволяет скрыть «срамное злодеяние».

Не знал Топтыгин, что в сфере административной деятельности первая-то ошибка и есть самая фатальная. Что, давши с самого начала административного бегу направление вкось, оно впоследствии все больше и больше будет отдалять его от прямой линии…

Взятое вкось от прямой линии направление движения все дальше уводило дворец и суд от Закона. За прямую линию примем структурно-ценностную основу каждого отдельного человека и общества в целом. А за направление вкось от прямой линии – действия, противные основам правопорядка и нравственности.

1 сентября 2012 года должностные лица Дворца конгрессов выгнали детей Гимназии на улицу, воспользовавшись окончанием срока действия пропусков на территорию Дворца, сначала не принимая заявки на их замену, а затем под предлогом неправильного оформления тех же заявок.

Гимназия как арендатор Дворца конгрессов оказалась в абсолютно в бесправном положении. Никаких иных документов, кроме договоров аренды у Гимназии нет, а у Дворца конгрессов есть федеральная служба охраны (ФСО)! Как же через ФСО пройдешь в учебные классы?!

Дворец конгрессов как арендодатель злоупотребил своим правом на организацию пропускного режима, нарушив при этом не только права Гимназии как арендатора, но права и законные интересы детей, которые имели право воспользоваться своими учебными классами, несмотря на происходящее «срамное злодейство».

На вопрос, – А причем здесь дети? Разъясняем следующее.

Рассмотрение всего вышесказанного через призму спора двух хозяйствующих субъектов неправомерно, так как Гимназия не отказывалась, а исполнила свои обязанности по договорам как заказчик услуг и арендатор.

Гимназия – некоммерческая организация и обязана гарантировать детям реинвестирование всех средств в обеспечение образовательного процесса. Обоснованные требования Дворца конгрессов не нарушают прав и законных интересов детей в отличие от требований необоснованных, удовлетворение которых лишает детей необходимого для обеспечения образовательного процесса имущества: учебных классов, переданных Управлением дела президента РФ для целевого использования под образовательные цели, денежных средств, инвестируемых в образование детей.

Не получив помощь в защите прав детей от органов исполнительной власти, Гимназия обратилась за защитой нарушенных прав детей в судебный орган государственной власти, который не смог признать за Дворцом «сие срамное злодейство» (ибо каким оно может быть, как не срамным, если на территории Гаранта Конституции детей выгоняют на улицу?) и нашел выход в лучших традициях русской классики, повторив Городничего из «Ревизора» Николая Васильевича Гоголя в отношении унтер-офицерской жены. Помните? – Унтер-офицерская жена сама себя высекла. Так и Гимназия, по мнению суда, сама себя не пропускает в учебные классы, да и чижик сам себя съел.

Удивительно, как иногда причины самые ничтожные к самым серьезным последствиям приводят.

Гимназия – то знала, что чижика съели незаконно, не согласилась с этим и, продолжая уповать на Закон, обратилась в следующую инстанцию, которая, дело рассмотрев, установила, что требования Дворца необоснованные.

Но не успела Гимназия обрадоваться (наконец-то правосудие найдено!), как на следующий день обнаружилась подмена содержания решения суда на ранее принятое в пользу Дворца. При этом аудиозапись судебного заседания, как показала экспертиза, разрывна, не связана между собой и имеет признаки монтажа.

Да что там монтаж, в суде первой инстанции аудиозаписи просто исчезают, чтобы никто не догадался в чем тут дело, чтобы и возможности не было правду узнать.

Поэтому судья Ляпкин-Тяпкин спокоен:

– А если кто заглянет в какую-нибудь бумагу, так он жизни не будет рад… Сам Соломон не разрешит, что в ней правда, а что неправда.

А ведь аудиозапись, как гласит кодекс, – это протокол, почитай, самый главный документ в арбитражном производстве.

Взятое вкось от структурно-ценностной основы направление, противное основам правопорядка и нравственности, разрушило надежду Гимназии найти в суде правосудие и заставляет каждого человека в отдельности и общество в целом задуматься: – А судьи кто?

 IV.

Ну как тут не вспомнить микро и макрокосм древних греков, элементарные частицы, в которых скрыто все вещество и одну норму права, содержащую в себе все право. В малом содержится целое – так устроен современный мир. Мир огромных возможностей и ответственности!

Проклятое то время, которое с помощью крупных злодеяний цитадель общественного благоустройства сооружает, но срамное, срамное, тысячекратно срамное то время, которое той же цели мнит достигнуть с помощью злодеяний срамных и малых.

– Так вот оно, общественное мнение, что значит! – тужил Топтыгин, утирая лапой обшарпанное в кустах рыло. – А потом, пожалуй, и на скрижали Истории попадешь… с чижиком!

Не пожелал Лев на скрижали истории попасть в зверином образе, сказал свое окончательное слово, отчислив Топтыгина по инфантерии и собственнолапно нацарапав: «Не верю, штоп сей офицер храбр был; ибо это тот самый Таптыгин, который маво Любимова Чижика сиел!»

Так закончилась сказка про быль России 19-го века. Зло наказали. Топтыгин 1-й остался майором навек – такова оказалась сила общественного мнения России более ста лет назад.

В 21 веке не раз пытались топтыгины и другие хищники чижика съесть. А чтоб никто не догадался о сих «срамных злодействах», запускали механизм «грязных» информационных технологий, клеветы, административного ресурса и «тяпкиных-ляпкиных». Попробуй теперь отличить правду от неправды! При таких обстоятельствах и чижик сам себя съесть может, а Гимназия не пропустит сама себя учиться. Однако на какие бы хитрости не пускались хищники, чижика им съесть не удавалось. Потому что правда за ним. А в правде сила.

А какова же быль 21 века? В веке девятнадцатом у всех словно само собой с языка слетело: «Дурак! Чижика съел!» Все равно, как если б кто бедного крохотного гимназистика педагогическими мерами до самоубийства довел…

Проросли ли с тех пор и окрепли ли в России ростки гражданского общества?

Способны ли современные топтыгины и другие хищники (будь то от государства или бизнеса) спохватиться, как Топтыгин, и допрашивать себя: – Что такое я съел? …смотрите-ка! … первым делом чижика съел… ах! Мальчишки на школьных скамьях будут знать! И дикий тунгуз и сын степей калмык – все будут говорить: майора Топтыгина послали супостата покорить, а он вместо того чижика съел! Ведь у него, майора, у самого дети в гимназию ходят!

Какова же сила общественного мнения в наше время и что все-таки скажет Лев? Сказка продолжается…

Гимназия приглашает гражданское общество и Гаранта Конституции всем вместе написать финал нашей сказки-были.

 

 

Учащиеся Гимназии.


Comments are closed.
Link